Здравствуйте, уважаемые москвичи, сегодня у нас в гостях — муниципальный депутат района Проспект Вернадского Елена Филина. Вы давно занимаетесь гражданским активизмом, защищали парк 50-летия Октября, работаете в страховой компании, занимаетесь муниципальными программами, расскажите?

— Я активист без стажа. Несколько выборов я учувствовала в наблюдении. А программа реновации меня всколыхнула.

— Живёте в пятиэтажке?

— Нет, в девятиэтажке. В программе реновации не столько волнует ветхость пятиэтажки, но больше соблюдение прав собственников. Тенденции были такими, что её готовы были запустить сразу и в первом, и во втором чтении. Закон оставлял на произвол судьбы многие решения. У меня есть внутренняя потребность, чтобы всё правильно работало. Почему вышло больше 30 тысяч человек на Сахарова? Потому что людей это задело.

— Получается, что предысторией вашей политической карьеры стало то, что вы были наблюдателем на выборах. Почему именно наблюдателем? 

— Честно, я не помню какого-то толчка, почему я приняла такое решения, я просто решила, что хочу в этом участвовать. Это были выборы Навального – Собянина, 2013 год. Было ощущение что происходит что-то неправильное. Навальному же тогда отдали голоса муниципальных депутатов. И на моём участке у нас был второй тур: у Собянина было 48 процентов у Навального 35. Мы разошлись в надежде, что утром нам объявят о таком событии. И тогда мы поняли, что Москва разделена пополам, на Западе люди живут не так, как на Востоке. Мне было интересно быть наблюдателем, я была наблюдателем и на этих выборах.  Так как я часто была наблюдателем, у меня сложились определенные способности, например, могу точно сказать, что на одном из участков у нас были фальсификации, на участке, который не был закрыт наблюдателями. Нам не хватило одного наблюдателя, могло бы быть четыре депутата, а стало два. Теперь я понимаю, что у наблюдателя задача не столько пресечь фальсификации, сколько зафиксировать их. Наблюдатели все разные и психологически все тоже разные, не все готовы вызывать полицию, особенно на людей, с которыми ты сидишь с самого утра до вечера.

— Расскажите, как вы пришли к тому рубежу, когда открываешь дверь, а там ты кандидат в депутаты.

— Расскажу одну историю смешную. Когда готовились, мне позвонили от наблюдателей, предложили пойти с ними. Я сказала, что не могу, потому что выдвигаюсь, и тут они мне ответили, что не можут найти наблюдателей, потому что половина не в городе, а половина избирается. Это показывает, что люди дозрели. Что касается решения: нужно было уже переходить к действиям, а не наблюдать. На мой взгляд, платформа Каца–Гудкова — это прорыв. Когда решение мной было принято, я шла по шагам.

— Без этой платформы смогли бы?

— Нет.

— То есть не было бы депутата Елены Филиной?

— Нет, не было бы. Они были везде, это был огромный плюс, те, кто интересовался и был в процессе, могли войти. То, что сделали Гудков и Кац, более современно и более доступно, это сделано на другом уровне. Тот проект, который они осуществили, он прорывной.

— Сколько у вас было кандидатов?

— У нас два округа. На десять мандатов у нас было пять оппозиционных.

— Сколько вы взяли голосов?

— 750, второе место.

— Как вы агитировали?

— С огоньком. Сразу же у нас появился вопрос «Что делать?». Никто до этого из нас не пробовал. Среди нас не было активистов. И встал выбор действовать как предлагает платформа или что-то придумывать. И мы начали придумывать. Сначала мы начали изучать проблемы района. Определились, что наш электорат это люди, которые чем-то недовольны, у которых есть проблемы. У нас есть небольшой кусочек района, улица Удальцова, и у нас строят метро и дома, которые стоят у Удальцовских прудов, они стоят на насыпных грунтах, это все дома ЖСК. И они говорят, что нам предлагают строить тупики. То есть три года у них будут котлованы, в которые дома могут съехать, потому что грунт такой и рядом пруд. У нас были конструктивные встречи, на которых мы дали понять, что мы будем работать и бороться за них. Этот момент нам дал узнаваемости.  Также у нас были кубы, «Яблоко» с нами поделилось.

— Еще какие способы?

— По квартирам нам предлагали ходить, но это очень затратная вещь по времени. Поэтому, я брала пачку листовок и стояла у метро. Мне было всё равно, что обо мне подумают незнакомые люди, я стояла и громко рассказывала о выборах.  Раздавала по 250 листовок в день.

— Интернет использовали?

— Я сижу в Фейсбуке, но обычно ничего не пишу. Но у меня был отличный помощник, он сначала баллотировался, но потом снялся и сказал мне, что будет мне помогать, потому что считает, что я должна стать депутатом. Он из Фейсбука поднял народ. У него хороший слог, он писал от своего имени и помогал мне.

— Какой у вас расклад?

— Восемь к двум.

— И как вы сейчас работаете?

— Ну работаем. Мы морально не верили, что пройдём. Сушили явку очень сильно. На участки пришло 12%.  Я для себя приняла такую формулу, что если я вижу проблему, то я берусь за неё и стараюсь решить. Мы придумываем постоянно, что мы будем делать вместе, чтобы привлечь внимание к проблеме. И это работает, потому что власти включаются, и тут же идёт какая-то реакция.

­- Как вы работаете в Совете депутатов, как выбрали председателя?

— Председателя мы выбрали первые в Москве. Такая спешка, видимо, чем-то объясняется, пока нам не совсем понятно. Причем это тот же председатель, который был.  В основном получается, что веду с ним диалог только я: сидят 10 депутатов и общаемся только мы. У нас есть проблема. Женщина блокадница и дочь у нее с ДЦП, всё никак не дают ей квартиру. И с прошлого созыва они пытались добиться. Предложили написать Собянину, когда я у них спросила, почему они не писали до этого, то они ответили, что писали уже три раза. И я так и не понимаю, зачем писать ему четвертый раз. Есть плюсы. У нас развязаны руки, мы можем голосовать так, как мы хотим. Мы можем высказывать своё мнение.

— Сейчас у нас идёт президентская кампания, какое вы планируете принять участие?

— Всё это вопрос решенный. Сейчас у людей стоит выбор, прийти или не прийти. Кого из кандидатов они отметят в бюллетене. Сейчас я помогаю собирать подписи за Явлинского, хотя я не член партии «Яблоко». Грустно, что реального выбора нет.

— Вы сторонник чего? Навальный, например, призывает к бойкоту.

— Я всё-таки склоняюсь к тому, что надо идти. Но мне, в принципе, формулировка Явлинского нравится: что если люди придут и отдадут голос за нашу платформу, то мы можем сказать, сколько человек поддерживают данную программу. Я считаю, что Зюганов сделал фантастический шаг с выдвижением Грудинина.

— Можете дать какой-нибудь прогноз по цифрам?

— Нет. Не могу. Даже не буду пробовать. Если считать так, как считали на выборах мэра Москвы, что на одной стороне второй тур, а на другой нет. То тут целая страна. Но примерно 70 процентов Путину, и 30 всем остальным. Мы, идя на выборы, показываем, как мы относимся к этим выборам.

— Прогнозируйте по Москве.

— Склоняюсь ко второму туру и больше к Грудинину.

— У нас в этом году выборы мэра. Вы хорошо говорили и про Гудкова, и про Митрохина, а они являются конкурентами, как вы будете определяться?

— Еще до выборов было озвучено, что мы идём от «Яблока». И у «Яблока» есть такая позиция, что они будут выдвигать единого кандидата, который будет решаться на праймериз. Мне ближе Митрохин, я считаю, что он больше заинтересован в Москве. Сейчас в городе творится какая-то вакханалия нововведений. Если есть что-то хорошее, то его надо поменять. Это относится совершенно ко всему. А люди не готовы к каким-то тектоническим сдвигам. Например, они считают, что парки должны превратиться в парки культуры и отдыха. Это программа, которая работает уже несколько лет. А люди парками пользуются совершенно по-другому. Районные парки, которые вдруг попали под эту программу, — это тяжёлая история, и активистов, которые защищают такие парки, их очень много. Какие-то вещи происходят, противоречащие духу Москвы. Есть группы людей, которые всегда будут против, но сейчас это группы, которые имеют массу, и Москва теряет своё лицо. Она перестаёт быть самобытным, она становится какая-то вся одинаковая, только в центре лампочек побольше.  Я думаю, Митрохин будет более аккуратно относиться к Москве.

  • 12/03/18