— Здравствуйте, дорогие москвичи, сегодня в нашей программе — муниципальный депутат района Хорошевский Любовь Якубовская.

Как вы додумались до того, чтобы пойти в муниципальные депутаты?

— Мне кажется, поезд так давно уехал от того события, и я уже долго не думала, почему же я так поступила, но сформулирую свой ответ так:  На меня произвёл сильное впечатление главный лозунг декабря 2011 года «Мы здесь власть», он настолько отпечатался в моей голове, что теперь я — власть в Хорошёвском районе.

— В 2012 не пробовали?

— Нет, тогда для меня это было слишком неожиданно. У меня была электоральная забастовка, я даже не ходила на выборы. Первые выборы, на которые я сходила, это были выборы 2011 года в декабре. Но, так как я уже планировала отпуск, я взяла открепительное и проголосовала на территории посольства. Очень спокойно, ощущение как будто попал в Советский Союз: колонны, красные ковры.

— Вы вообще кто?

— Природозащитник. Я много лет занималась защитой природы, в какой-то момент разочаровалась в этой деятельности, занималась другим, и так стихийно получилось, что в начале 2017 года у меня образовалась пауза в жизни. Мы встретились с руководством той организации, где я раньше работала, и договорились, что я восстановлюсь там и буду дальше работать.

— А еще вы ведь политтехнолог, расскажите?

— Да, и успешный. Опыт хоть и небольшой. В 2013 году я была волонтёром кампании Навального. Была кубистом, и мы организовывали кубы. У меня начала появляться команда. На следующий год была кампания в МГД. Люба Соболь за две недели до начала кампании собирает волонтёров, я прихожу туда, простым волонтёром, вижу, что рассказывает Люба, понимаю, что у нее шикарная идея. И когда всё закончилось, к ней начали подходить люди и спрашивать, какой план и что будем делать? Всем она давала мягкий ответ, что плана особо нет, и, когда подошла я и спросила про план, она сорвалась и сказала, что если нужен план, чтоб я его и написала. На что я ей ответила, что напишу план в качестве главы предвыборного штаба. Вечером мы с ней созвонились, и в итоге я стала начальником избирательного штаба Любы и мы начали на две недели раньше Каца, у которого были деньги и который начинал вести кампанию задолго.

— Вы сказали, что вас зацепила какая-то тема, которую она не докрутила, расскажите?

— Я, может быть, сама еще на ней сыграю. Главное, чтобы был месседж, идея, которая выведет людей. Она произнесла фишку, которая могла людей поднять. Не было структурированного плана. И мне было жалко, что всё это пропадает.

— Вы принципиальный оппозиционер, против власти всегда работаете?

Я за политическую конкуренцию. Была я недавно на форуме политтехнологов, всё интересно и познавательно, но произошёл некий казус. Выходит на сцену мэтр и говорит, что всё у нас хорошо в России, но сложилась ситуация, что нет политической конкуренции в стране, но из-за её особенностей она нам и не нужна. Поэтому не все политтехнологи за политическую конкуренцию.

— Вы не за оппозицию ради оппозиции?

— Нет, сейчас я не могу так сказать.

— Была история, что вас обвиняли в  работе на «Единую Россию» во Фрязино…

— Я очень горжусь этим кейсом. Я взялась за этот проект, потому что мне было интересно. Внешне это должно было выглядеть как договорной матч между «Единой Россией» и самовыдвиженцами, но клиент вовремя понял, что если он будет играть по тем правилам, которые были, то он не получит 50%. В итоге мне предложили работу. Я выторговала себе условия, что мы не будем критиковать «Единую Россию», но и не отдадим голоса. В итоге мы выиграли, не нарушив условий.

— В итоге вы работали на оппозицию, а не на «Единую Россию»?

— Да, на оппозицию.

— Почему Хорошёвский, вы же там не живёте?

— Я поняла, что у меня уходит сезон, и когда я составила список, где я могу выиграть, у меня получилось 18 районов. Немного сократила и получила список из пяти районов. Также был фактор, чтобы моя победа на что-то влияла. Остался Хорошевский район.

— Вас что-то связывает с этим районом?

— Да, когда Люба Соболь снялась, я пошла в штаб к Галяминой. Поскольку округ большой, у нее не хватало ресурсов и мы с ней договорились, что я возьму отдельный кусок – Хорошёвский район.

— Вы волонтёрили или вам платила Галямина?

— И не так, и не так. И Галямина не платила, и волонтёром я не была. Но мне платил другой человек.

— У вас был яркий лозунг «Хорошёвский за Любовь». Вы заняли первое место, не будучи жителем, расскажите?

— Лозунг, идеология. Кто-то меня знал еще с кампании Галяминой.

-А где вы живете?

— Сейчас в Царицыно, я очень люблю Москву и осталось не так много районов, которые я не знаю, и в которых не жила.

— Агитку общую на убере Гудкова-Каца делали?

— Я не имею отношения ни к какому проекту Каца, меня там нет нигде.

— А на сайте Гудкова?

— Да, это было за 10 дней до выборов.

— Можете оценить это в эффекте?

— Я совершенно точно знаю его вклад в мою кампанию. Я бы всё равно выиграла, но была бы не на первом месте, а на каком-то там.

— Сколько голосов вы получили?

— 1467, из них примерно 600 голосов с сайта Гудкова.

— Второе место сколько голосов?

— Примерно 1400.

— А последнее место?

— 1005 .

— То есть если бы не сайт, вы бы не прошли.

— Сайт — мощная штука. Была забавная сцена: я звоню в дверь – открывает мужчина, я рассказываю ему речёвку, и он на середине говорит, что всё уже про меня знает и уже прочитал про меня на сайте Гудкова. Как раз о том, что я попала на сайт, я узнала от него.

— Какой у вас расклад?

— Шесть независимых и четыре единороса, а партийный человек только один, глава – единорос.

— Он переизбрался депутатом?

— Да, но как за главу мы за него не голосовали, он исполняет обязанности с прошлого созыва.

— В чем проблема избрать нового?

— Для начала нам нужно семь голосов.

­- Это может долго продолжаться.

— Еще четыре с половиной года впереди. Также мы уличили главу в нарушении антикорупционного закона, потому что он совмещал должность главы с должностью председателя некоммерческого фонда. Написали об этом в прокуратуру, и в итоге получили предписание, что необходимо отреагировать на это и принять решение. Но не сказано, какое решение.

— После завершения кампании вы выступали на форуме политтехнологов и сказали, что время привлекательности партий прошло и настало время самовыдвиженцев, так?

— Не совсем так. Моя идея заключается в том, что все партии переживают сейчас мощнейший партийный кризис. Тенденция всплеска движения самовыдвиженцев. Они же не партийные, они сами принимают решения выдвигаться или нет. Это не сознательная сила, которая идёт на замену какой-то партии, это просто реакция – партии рушатся и появляются самовыдвиженцы. Партия – это сервис для получения власти. Если партии не выполняют эти условия, появляются самовыдвиженцы.

— У нас сейчас такой момент, когда пошли разговоры о референдуме районов, в том числе планировался у вас в Хорошёвском по березовой роще, расскажите об этом.

— Мы не будем сбрасывать со счетов, что я еще и природозащитник. Я знаю, зачем нужна березовая роща — это островок, близкий к природному состоянию. А рядом есть городские парки. И, чтобы городские парки существовали, хорошо бы, чтобы была рядом естественная среда. Район густозаселенный, очень важно, чтобы там была зеленая территория с точки зрения кислорода. Я делаю этот проект для души. Также один из поводов гордиться — я посадила сосны в серебряном бору вместе с Юрием Михайловичем Лужковым. Им уже 18 лет, сломать их уже нельзя, только спилить, надеюсь, что этого не произойдёт.

Началась эта история с березовой рощей за год. Когда-то уже хотели проводить Хорошёвский референдум: среди вопросов был — о сохранении березовой рощи и тогда они уперлись в то, что прошли все процедуры, а на этапе, когда они понесли документы в Совет депутатов, им отказали. Когда я собрала актив, сказала, что референдум же ваша идея, у нас же теперь другой Совет депутатов, мы же проголосуем «За». Я им сказала, что у нас выборы президента раз в шесть лет и делаем либо сейчас, либо никогда. Люди мобилизовались, у нотариуса зарегистрировались, документы были оформлены прекрасно, дальше они идут в Совет депутатов, мы естественно голосуем «За». И следующий момент — это регистрация собственной инициативной группы, и на этом этапе вдруг вмешивается прокуратура и Мосгоризбирком. Нас максимально долго везде тянули, потому что ждали решения сверху, им было непонятно, что там хотят: повысить явку или не допустить референдум. И на местном уровне у них была такая искринка, что сейчас они приведут людей, сделают большую явку, а им сверху сказали, что это Хорошёвский район и непонятно, кто придёт на выборы.  И во всех инстанциях нам посыпались запреты. Прокуратура дала ответ, что наша повестка не соответствует местной тематике. А Мосгоризбирком сделал предписание избирательной комиссии  по жалобе некоего господина Астахова, что вся наша инициатива нарушает его избирательные права, при том, что избирательная комиссия сказала, что с нашими документами всё прекрасно. Мы видим, что явка в Хорошёвском районе не нужна.

— Давайте обсудим президентские выборы, кто вам больше всего нравится из кандидатов?

— Самое главное — это политическая конкуренция. Люди могут быть несовершенны, но в  условиях политической конкуренции они вынуждены творить добро. А в президентских выборах нет конкуренции.

— У нас выборы мэра в этом году, вы уже оставили подпись в поддержку Дмитрия Гудкова, но с оговоркой, объясните.

— У нас от района шесть независимых депутатов. Мы договорились внутри своего района, что, если будет выдвигаться Митрохин, то он тоже получит подпись, а также если еще кто-то из независимых будет выдвигаться, то получит подпись от Хорошёвского района. Я разговаривала с коллегами на эту тему, для меня важен баланс.

— Как далеко простираются ваши политические амбиции?

— Нет предела. Я и политтехнолог, и политик, и то и то получается.

 

  • 05/03/18