Как увеличить бюджет района почти в 20 раз? Какую зарплату получает муниципальный депутат? Чем работа на Байконуре отличается от работы в «Макдоналдс»?

В новом выпуске «Свиридов. TALK» — депутат района Коньково Сергей Соколов.

 

 

 

У всех общее одно – это демократы

 

Ты уже второй созыв являешься депутатом, расскажи, пожалуйста, как прошла кампания?

— Напряженно. Мы победили, потому что работали на грани. Всё время уходило на хождение по квартирам.

Сколько вас прошло?

— 8 из 15

— Но этого недостаточно, чтобы принимать какие-то инициативы.

Квалифицированным большинством мы принимаем только устав.

— Ты принимал участие в выборах в Мосгордуму?

— Я не дособирал подписей.

— У тебя это вторая кампания?

— Муниципальная и думская, по спискам от «Яблока».

Как оцениваешь кампанию 2017 года? Чем отличается?

Радует, что есть 17 районов, где большинство депутатов демократического толка, но если брать в общем, «Единой России» удалось провести больше депутатов, чем в прошлом созыве.

— В прошлом ни одного депутата от Единой России не было.

Потому что все шли самовыдвиженцами.

— Они после результатов кампании 11-го года, когда еле-еле набрали 50%, просто испугались и говорили, что зря не выдвинули списки на муниципальные выборы.

— У меня в Коньково был председатель от «Единой России».

— Этого не может быть. Он был самовыдвиженцем, но маркировался партией.

— Меньше избралось коммунистов и из «Партии Роста», за счёт них набрала «Единая Россия».

— Сейчас у вас больше половины демократов, это твоя команда или это коалиция?

— Это жители, но у всех общее одно – это демократы.

— Я несколько депутатов уже интервьюировал и кто-то говорил, что  они шли с едиными АПМ, но несколько человек были единой командой, это было коалиционное движение.

У нас то же самое. Я самовыдвиженец, остальные 7 – «яблочники».

— Но ты же «яблочник»?

— Меня из «Яблока» выгнали в 13-м году. Я был членом регионального совета. Но поставил подпись за Навального  и критиковал Митрохина, на мэрских выборах.

Мы не просто предлагаем передать нам деньги

— В конце 13-го года тебя разжаловали?

— Да, был политсовет, поставили вопрос и спросили, сам ли уйду.

Сейчас идёт конфликт между Кацем и Митрохиным, ты на чьей стороне, или не полезешь?

— Я не лезу в эти баталии.

 -А если одержит победу Кац, ты вернешься в «Яблоко»?

Нет. У меня есть своя партия «5 декабря» — единственная в России партия с распределенным лидерством. Мы сейчас находимся на пути регистрации в ЕСПЧ, потому что все органы нам отказывают, мы все суды проиграли. Была «Республиканская партия России», которая тоже через ЕСПЧ восстановилась, потом она переросла в ПАРНАС.

И какие прогнозы?

— Я думаю, года два и ЕСПЧ нас поддержит.

То есть сейчас вы находитесь в стадии рассмотрения? Я знаю, что жалобу Навального поставили на январь.

— Я не знаю, когда у нас, это надо спрашивать.

А кто у вас ведёт это из партии?

— Давидис, а юристов я не знаю по фамилиям.

Ты у меня не первый, кто сидишь из «5 декабря». Что такое распределенное лидерство?

— Значит, у нас нет вождя, у нас есть политический комитет, есть федеральный орган управления, есть на местах комитеты.

— Вчера у вас была презентация законопроекта, связанного с развитием местного самоуправления в Москве. Вы вчера были в Красном селе у Яшина, там был Якубович.

— Меня, к сожалению там не было, это была наша общая инициатива, я не смог приехать. Вчера была презентация нового закона.

— А ТЗ опубликовано где-то?

Мы его не публикуем. Думаю, что готовый вариант будет интереснее.

— Смысл в том, что это не партия «5 декабря», а конгресс муниципальных депутатов.  И вы хотите менять законопроект о местном самоуправлении в Москве, 56-й закон?

Да, мы хотим убрать управы ненужные. Во всех других уставах есть только местное самоуправление. У нас в Коньково есть закон о 5% отчислении, который направлен в Мосгордуму.

Отчисления на НДФЛ?

—  Да, уравнять бюджетный кодекс с бюджетом РФ. Все остальные муниципалитеты получают 5%, а мы получаем 0.2%.

— Какой у тебя бюджет в Коньково?

— 21 миллион рублей.

— Ты хочешь 400 миллионов?

Мы не просто предлагаем передать нам деньги, мы предлагаем также полномочия.

— Как ты представляешь это на практике?

— Мы составляем планы благоустройства.

— Что происходит с управой?

— Переходит в аппарат в отдел ЖКХ. Посмотрим, сколько нам надо инженеров, проектировщиков.

Чиновники останутся те же самые, просто будут перекрашены.

— Что у нас и произошло, когда забрали полномочия по опеке: все люди перешли в управу. Потому что так, как сейчас это происходит, когда ездит префект и из окна машины показывает, где делать стоянку и где лавочки ставить.

— У вас так происходит?

— Да, префект ездит на автомобиле.  Или не делать, что хотят жители, а начинать с края микрорайона и застраивать его.

«Единая Россия» сегодня не голосует

 

С благоустройством понятно, с ЖКХ как?

— Люди жалуются на оплату счетов, очень мало вопросов по услугам. С ЖКХ надо разбираться.

— Сейчас у вас в районе «Жилищник»?

— Да, у него 302 дома из 308.

Мы были с тобой на Кудринском форуме недавно.

Вы все где-то бываете, один я не хожу.

— Там была дискуссия между Кудриным и Собяниным. Либеральная прессе подхватила две фразы: о 15 миллионах людей, хотя в контексте там было про создание агломераций. И вторая фраза, когда Кудрин спросил про местное самоуправление в Москве – Собянин ответил, что мэрия это и есть муниципалитет. Все решили, что Собянин о нас не думает, хотя это был интересные момент.  Кудрин говорил про эксперименты и говорил, что Россия разная. Может, по этому же пути пойти. Москва – огромная агломерация и в Москве по-разному надо экономику развивать и социальные проекты, и в этом смысле надо выделить 1-2 муниципалитета для эксперимента. И Собянин сказал – отличная идея. Но об этом никто не сказал. В этом смысле, Коньково мог бы стать экспериментом в этом плане?

— Конечно, тем более у нас в Коньково 21 тысяча жителей на кв.км. Высокая плотность населения, это очень мешает людям.

Сколько у вас жителей?

— 156 тысяч, большой район.

— Для сравнения, у меня на Таганке 115 тысяч.

— Я, как глава округа, готов учувствовать в этом эксперименте. Понятно, что не всем всё это понравится, будет делаться с шероховатостью. Как глава, первый раз принимаю бюджет, до сих пор не можем согласовать, даже среди коалиции своей.  Та же «Единая Россия», которая голосовала в том созыве за этот бюджет, сегодня не голосует.

— Это политика.

— Я знаю, что им надо взамен на принятие бюджета. Они хотят, чтобы я уничтожил газету бумажную. Сказали, оставьте газету в электронном виде, как остальные районы. Для нас газета важнее бюджета. Это обратная связь с жителями. Как я понимаю, на Таганке два года без бюджета жили, но газету сохранили.

— Есть отдельные проблемы с разноской, но если нет действия, то и проблем нет. У тебя восемь голосов, в чём проблема принять бюджет?

Двое из нашей коалиции против таких затрат. Они считают, необходимо сократить затраты на аппарат, а там больше 40 договоров. Аппарат очень много получает зарплаты. В итоге набегает в районе 38 тысяч аппарату, и за счёт премии я готов поддерживать зарплату аппарату в размере 60 – 65 тысяч рублей.

— Средняя зарплата в 17-м году по статистике знаешь, какая в Москве?

— 92.000?

— Да, это обобщённые данные.  Какая у тебя зарплата?

— 87.400 минус 13%.

Расскажи про свою избирательную кампанию в интернете, как она повлияла?

— Интернет нам несильно помог. Нам помог сайт, который сделал Гудков. На него постоянно обращали внимания. Сбор денег пожертвованиями был через сайт.

— Сколько ты набрал голосов?

— Около 2000, в районе 35%

— Сколько из этих 2000 тебе дал интернет?

— Порядка 10-15% голосов.

— У вас сколько округов?

Три округа, по пять мандатов. В двух мы взяли по четыре, в одном три. Ольга Прудник, несмотря на то, что беременна, отходила своими ногами всю кампанию и выиграла.

— Она не думает, что ей это как-то помешает?

Нет, когда я спросил, сколько времени ее не будет, она ответила: «Ну, недели две меня не будет».

Референдум в день выбора главы страны

— Ты сказал, что собирались пожертвования. Сколько собрали?

— У нас на всю кампанию ушло в районе 150 тысяч. Все через пожертвования, я сам вложил в районе двух тысяч рублей. Мы сделали одну газету, три куба, визитки, листовки общие.

— Ты практиковал работу в других регионах. Это интерес или увлечение?

Меня попросили.

— Какие успехи?

— Мы проиграли. Нам не засчитали некоторые подписи. В своё время там работал Шанцев. Довольно сильный административный ресурс, Анне Степановой даже стреляли по окнам.  Там жёсткое давление на активистов.

— Как в политику пришёл?

— Я занимался благотворительностью. Помогал инвалидам, и в 2012-м году я понял, что если я стану депутатом, я стану легче открывать двери.  В итоге двери открываться вообще перестали, но я занимаюсь проблемами жителей.

— В предвыборной кампании я читал про референдум Коньковский, по выходу их программы реновации.

— Мы сейчас думаем, как это сделать, это не пустые обещания. У нас в реновации 44 дома, и я сейчас думаю, как надо правильно составить вопрос для этого референдума, потому что совет депутатов может объявить референдум в округе.

— Деньги же нужны.

— Если сейчас правильно подсуетиться, чтобы назначить день референдума под день выборов  президента, мы так явку себе обеспечим.  Референдум в день выбора главы страны, мы получим явку более 50%, даже ничего делать не надо будет. Все участки и так будут работать.

— Только что произошла авария в Гольяново, которая лишила тепла москвичей, больницы, роддома. Твоё мнение?

— Скажу своё мнение после того, как объявят причины. Мое отношение резко отрицательное.

— Ты хочешь, чтобы за это отвечал муниципалитет, представляешь какая ответственность?

— Мы будем следить за этим. Если нам это передадут, это как раз к вопросам о ЖКХ.

— Где будет граница между ответственностью города и муниципалитета. В любом случае, есть городские элементы инфраструктуры. Теплотрасса – она, скорее всего, городская, потому что в результате аварии весь Восточный округ, кроме Преображенки, был лишён тепла и горячей воды. Как с этим быть, тоже вопрос.

Здесь не сложный вопрос, как разделить. Есть общегородские вопросы. Отопление межрайонное, пусть им занимается город. Транспорт тоже общегородской, но также он может быть и районный, если у нас будет оператор, который будет возить по тем же тарифам. Почему не может частная компания заключит договор с муниципалитетом и делать маршруты и возить людей, по  тем же тарифам, по которым делает город?

— Как относишься к деятельности Навального?

— Молодец, даже то, что есть какая-то альтернатива на выборах. Хорошо отношусь.

— Следишь за кампанией предвыборной?

— Я уже верифицировал подпись. Не важно, как я отношусь лично, главное, что будет из кого выбирать. Главное, что ЦИК говорит, что он не может учувствовать в выборах, в законе такого нет.

 — К Собчак как относишься?

Никак, не знаком с ней.

— К ее выдвижению?

— Пусть, это ее право.

— Ты уже определился?

Не знаю, может, еще кто выдвинется. Сегодня директор совхоза имени Ленина выдвинулся.

— Непонятно, от кого.

— Думаю, что это будет «Рост».

Впереди, через 10 месяцев будут выборы мэра, ты определился за кандидата?

— Борьба уже идёт сейчас между людьми, которым необходимо пройти муниципальный фильтр, я пока не определился. Объявлю об этом позже.

Может, есть какие-то мысли, вообще про мэрскую кампанию.

— Посмотрим, кто выдвинется. Хорошо, если будет 10 – 15 кандидатов.

— Мы тоже с Максом Мотиным обсуждали этот вопрос, и он говорит: «У меня в Печатниках четыре голоса, мы обеспечим всем независимым кандидатам фильтр».

— Да, да, всё правильно, мы тоже в Коньково обеспечим.

— Надо 110 голосов в 110 районах. Как ты оцениваешь свой социальный капитал? Сколько жителей тебя знают лично, скольким ты пожимал руку, сколько есть в твоём контакт-листе?

— Пальцев не хватит. На этой избирательной кампании мы обошли практически все дома. Ходили там, где лояльно относятся к демократам. Не знаю, сколько меня знают. Многие знают, многие здороваются.

Я, кстати, работал в «Макдоналдс»

 

—  У тебя в биографии есть сакральное место для всех советских людейБайконур.

— Я там работал. Я же по профессии инженер-электронщик. А профессия военная, закончил Ростовское высшее командное училище ракетных войск – спутниковая связь, посадочный комплекс системы «Буран». Когда в 88-м году, 15 ноября, «Буран» запускали, энергия вывела его на орбиту, наша задача была посадить, и мы посадили.

— А потом?

— Потом программу закрыли, я уволился.

— Как ты сейчас это оцениваешь, если бы программу сохранили, что бы у нас было сегодня?

— Это очень дорого. Мы сейчас смотрим на Маска и удивляемся, как он сажает ракетные ступени на водные конструкции. А у нас в 88-м году была такая программа. Американцы в этом плане более умно это всё делают: они не запускают свой челнок на ракете, они к челноку прикрепляют баки топливные и не теряют ракеты. А у нас, наоборот, у нас к ракете цепляют «Буран», ракета сгорает в атмосфере и она растворяется. На сам Байконур я больше не поехал бы никогда.

— Два дня назад произошла авария: запускали ракету со спутниками с космодрома Восточный, и сегодня я прочитал в «Ленте», что запрограммирован запуск был с Байконура и, соответственно, не получилось. Такое возможно? Мне кажется это бред.

Это бред, потому что Восточный находится на той же широте, а при запуске имеет значение вращение земли.

— Это не отговорка, это обвинения в адрес космических инженеров. С точки зрения обывателя это дико.

— Дико выглядит. У нас в космической отрасли, на заводах, молодых приходов нет.

— А откуда им придти?

— Есть в Санкт – Петербурге, есть МАИ, есть Серпуховское.

— Но всё равно этого мало.

Там и не надо много людей. На объекте, где я служил, было всего 18 офицеров, таких в мире больше нет. Всё сейчас идёт в коммерцию.

— «Макдоналдс».

— Я, кстати, работал в «Макдоналдс» на Пушкинской.

— В 88-м году?

— Да, как раз уволился, приехал с Байконура, мне нужно было получать паспорт, менял военное удостоверение личности офицера на паспорт. Пока документы шли, а почта быстро не ходит, я не мог устроиться на работу. И единственным местом, куда меня взяли, был «Макдоналдс». Я работал там два года.

— Если человек работает два года, значит ему нормально.

— Уровень зарплат был порядка двухсот рублей, а я получал 450-500р.

— Что ты считаешь ключевой проблемой современного мира?

— Непонимание людей между собой. Надо разговаривать с людьми.

— Что с этим делать?

— Общаться.

— Поделись ярким воспоминанием из детства.

— Я же родился в Украине, там были разные горки, помню, папа возил туда кататься. Я лёг на санки и спрашиваю, можно ли ехать? Оказался там обрыв метров  10.

  • 19/12/17